05:57 

Старый чекуртаб, или

демодок
Категорически не приемлю категоричность
ПЕТЯ СТЕПАНОВИЧ, ИРОКЕЗ

1. Гроза в начале мая
Петя Взводимый начал курить ещё в детстве. В пятом классе впервые попробовал, а к девятому уже втянулся. Бросал неоднократно, но на третьем курсе геофака перестал это делать, вняв максиме Марка Твена: «Бросить курить очень легко: я бросал двадцать четыре раза, и ещё могу!».
Петя к тому времени бросал раз пятнадцать. И в конце концов решил, что не стоит побивать рекорд Марка Твена.
А в конце апреля, когда Пете стукнуло 60 лет, Россия запретила курить на своей территории...
Собственно, Петя был уже не Петей, а Петей Степановичем, три года как пенсионером. Лет семь он проработал на Крайнем Севере, поэтому на пенсию ушёл не в шестьдесят, а пятьдесят шесть с половиной. За долгую предпенсионную жизнь в России с ним случалось всякое, но такого!..
Ни для кого не секрет, как в России ведётся борьба с чем бы то ни было. Петя Степанович это, разумеется, тоже знал. Ну и зачем было идти на принцип? И на какой, спрашивается?
Захотелось покурить? Выйди из-под навесика автобусной остановки, отойди на десять шагов — к урне, специально для вас, придурков, поставленной, — и кури себе, отравляйся! Ну и что, что ливень? Ведь под навесиком, как-никак, некурящие граждане пребывают — в количестве трёх, включая двух полицейских! Повинись, что, мол, воспользовался крышей остановки только для того, чтобы самокруточку зажечь, а выйти не успел, заплати штраф без квитанции — и все дела... Тебе что, дед, квитанция нужна? Очень? Тогда поехали, оформим!
Менты затушили свои «Парламенты», скрутили Петю Степановича, сунули его в свой ментовозик, отвезли куда следует, и получил Петя Степанович по полной — и за курение в неположенном месте, и за контрабандный самосад, и за попытку сопротивления...
Били аккуратно. Во-первых, потому что пенсионер, но главным образом — чтобы следов не оставить.
Долго держать в «обезьяннике» Петю не стали: вечером взяли, до обеда уже отпустили. Но «контрабандный самосад» (тот, что он экономно выкрашивал из собственных окурков «Примы» для самокруток) у него конфисковали «для экспертизы». И от пенсии, пришедшей ему на кредитную карточку в июне, осталось чуть более половины — остальное было отчислено для погашения штрафа.
Россия. Полиция. Борьба за Петино здоровье...
До августа Петя Степанович курил бычки, собираемые им в урнах возле остановок, а когда в августе опять получил чуть более половины пенсии — взвыл. Мысленно. И пустился во все тяжкие.
Петю понесло. И прежде всего его занесло в Интернет...

2. Почему ирокез
Примерно тридцать лет тому назад, в первые годы перестройки, случилась в России (то бишь, в Советском Союзе) очередная перепись населения. Петя Степанович — тогда ещё не Петя, а Пётр, зато, как правило, без отчества — работал раздатчиком взрывматериалов в геофизической партии на Таймыре, а переписчицей была его интимно и давно знакомая Майка Тутунбаева, кадровичка партии. Не мудрствуя лукаво, она сама заполнила все бланки переписи (благо документация под рукой), после чего обзвонила по рации всех заочно переписанных на предмет уточнений — не мотаться же на вертолёте по всем тридцати шести точкам?..
Когда Майка докричалась через триста километров до Петра, он решил пошутить.
Дело в том, что это была первая перепись, где национальность можно было вообще не указывать — Майка и не указала. Но не запрещалось и указать — причём не по документам, а со слов самого гражданина. И Пётр настоял, чтобы Майка записала его ирокезом. Он был намерен доказать ей как дважды два, что американские индейцы состоят в близком этническом родстве с сибирскими аборигенами, а он, Пётр — коренной сибиряк.
Доказывать ничего не пришлось. Майке было по барабану, а Фенимора Купера она всё равно не читала. Просто взяла и записала в пятой графе: «ирокез». Со слов самого гражданина П. С. Взводимого.

3. Ищущий обрящет
А в Интернете Петя Степанович нашёл много интересного о борьбе с курением во всём мире. Например, такое:
«Прикрываясь древними курительными ритуалами (вроде легендарной трубки мира), индейцы сумели отстоять своё право на беспошлинную торговлю табаком. Теперь традиции помогают неплохо заработать, ведь блок сигарет на чёрном рынке стоит всего 25 долларов, почти в четыре раза дешевле официальной стоимости».
И вспомнил, что он, Петруша Взводимый, — вполне официальный ирокез по данным той, тридцатилетней давности, переписи. И стал искать блоги правозащитников...
Онлайн-контакты с ними отняли у него полтора года жизни и завершились триумфальной эмиграцией в самую демократическую страну. В ту, где свободные ирокезы выращивают и беспошлинно продают свой чистый, натуральный, никем не пользованный табак. Они выращивают его в штатах Кентукки, Огайо, Нью-Йорк и ещё в нескольких...
Правда, большую часть этого срока (пятнадцать месяцев из восемнадцати) Петя Степанович Взводимый получал чуть более половины заработанной им пенсии, поскольку всё остальное уходило на погашение штрафов за антиправительственные деяния. Он вынужден был курить отнюдь не привычную «Приму», а бычки, то подбираемые где ни попадя, то стреляемые у кого попало, отягощённые лишними и неконтролируемыми дозами никотиновых смол. За эти пятнадцать месяцев Петя Степанович очень сильно подсадил свои лёгкие...
Ничего! В эмиграции он будет курить чистый натуральный табак и даже, если получится, торговать им беспошлинно — на правах легитимно признанного ирокеза!

Эпилог
Русский ирокез Петя Степанович Взводимый умер от рака лёгких в резервации Чагрин в Бентивилле, штат Огайо, в возрасте 62 года.
Трудно было бы найти лучшую рекламу для российской антиникотиновой кампании. Потому что цель всегда оправдывает средства.

@темы: Рассказ.

Комментарии
2013-02-17 в 20:30 

Лютый зверь
Я то, что я есть
Здорово!

     

Сообщество оригинальных творений

главная